Как жить под санкциями: опыт Ирана. Как люди живут в иране под санкциями.

Как люди живут в иране под санкциями - Почему Иран под санкциями Реальность и перспективы рынка IT‑профессий Что с фондовым рынком А как иранцы себя чувствуют? Санкции в отношении Ирана – история

С одной стороны, последствия антироссийских санкций приведут к экономическому кризису в стране, обвалу фондового рынка, росту инфляции и безработицы. С другой стороны, у России появится стимул для внутреннего роста. Национальная платежная система уже создана, и правительство принимает меры по поддержке финансового сектора.

Цифровая жизнь в Иране под санкциями, как работают технологии и продажи

В последние месяцы Россию постоянно сравнивают с Ираном, предсказывают изоляцию нашей страны в технологическом плане. Хочу напомнить, что Иран находится под санкциями почти 40 лет; по ядерному соглашению эти санкции были сняты только на два года, а затем снова введены. Для целого поколения иранцев жизнь без санкций немыслима; они привыкли жить в таких условиях. Молодые люди на улицах Тегерана и других городов пользуются смартфонами, как и их сверстники в других частях света. Они слушают музыку, смотрят фильмы, общаются через SMS и социальные сети. Кажется, что исламская страна должна быть строга к такому общению, но это всего лишь наши предрассудки.

Меня поражает, когда люди говорят, что они уже все видели, что они все видели своими глазами. Как будто пребывание в каком-то месте делает человека мудрее или придает дополнительный вес его словам. Важно точно знать, что вы видите и как все работает. Я пережил Иран по-разному, и я не ограничиваюсь Тегераном, но это не путевые заметки, которые я хочу передать. Скорее, я хочу донести до вас важную мысль: Иран не производит впечатления государства-изгоя; скорее, он во многом напоминает светское государство, как бы это ни звучало. Страна похожа на многих своих соседей; различия заключаются в деталях, но их не так много. Нельзя сказать, что Иран бесконечно беден; у страны есть деньги. Однако общий уровень жизни сопоставим с уровнем жизни во многих странах Ближнего Востока, что придает стране свой собственный колорит и шарм. Жизнь дешевая, люди открыты и честны. Я давно придерживаюсь мнения, что чем сложнее жизнь в стране, тем дружелюбнее и отзывчивее люди. Конечно, это правило не лишено неприятных исключений, но Иран — не одно из них.

Давайте рассмотрим состояние технологий и образ жизни народа Ирана, чтобы понять, находится ли страна в каменном веке с точки зрения технологий или она не сильно отличается от аналогичных стран региона, таких как Ирак. Подробного сравнения не проводится, но важно отметить, что после вторжения США в Ирак и его реконструкцию были вложены миллиарды долларов.

Розничные магазины Apple и других компаний, торговые центры

Официально в Иране нет производителей электроники; никто не поставляет свою продукцию в страну — ни Apple, ни Samsung, ни кто-либо другой. Это заставляет вспомнить советскую поговорку: магазины полны, но холодильники полны продуктов. В центре Тегерана есть несколько крупных торговых центров, но они ничем не отличаются от других в мире, не говоря уже об этом регионе. Большой атриум, эскалаторы, переходящие с этажа на этаж. Обычно на эскалаторах рекламируют новые продукты и смартфоны — можно мельком увидеть iPhone или Samsung. У вас не будет ощущения, что вы находитесь в Иране, везде одно и то же изображение.

Фирменные» магазины Apple выглядят как обычные магазины компании — та же мебель, оформление и логотип Apple на входе и внутри. Различный дизайн магазинов типичен для Китая, где никто не следует инструкциям, и поддельные магазины Apple сосуществуют с настоящими. Здесь, с другой стороны, есть только подделки, но они выглядят как настоящие магазины. Для понимания: фотография сделана в 2016 году, сейчас этих магазинов несколько больше и оформлены они немного по-другому.

Как и везде в мире, продукция Apple — это большая роскошь, но в Иране она стоит в два раза дороже. Поскольку средняя зарплата в Тегеране не превышает 500 долларов, а набор функций iPhone ограничен, только действительно богатые люди могут позволить себе такие устройства. В стране есть и такие, но их относительно немного.

Тест Opel Combo Life. Универсальное решение

Компактвэн Opel Combo Life — неплохой автомобиль для семьи, к тому же его можно быстро переоборудовать в рабочий автомобиль для перевозки грузов…..

Первоклассный компьютер «все в одном» на базе процессоров AMD Ryzen 5-го поколения.

Проблема с оборудованием Apple заключается в том, что в Иране оно не может быть обеспечено каким-либо питанием. Хочу напомнить, что для активации нужен номер телефона, код Ирана находится в списке запрещенных кодов на сайте Apple, вы просто не сможете ничего сделать. Поэтому устройства активируются за пределами Ирана, а затем настраиваются для конкретного клиента через VPN-клиент внутри страны. Проблема в том, что невозможно обновить программное обеспечение и перезагрузить устройство, если возникли проблемы. Магазин приложений не работает, а сами приложения часто не работают. Любая проблема или обновление приложения, требующее перезагрузки и прерывания жизни.

Доля смартфонов Android и iPhone в Иране по данным Statcounter.

Богатые люди приобретают иностранные SIM-карты, чтобы иметь возможность пользоваться iPhone тем или иным способом, но это скорее исключение, чем правило. Магазины предлагают услугу по приему вашего iPhone для условно-бесплатного обслуживания, обновления программного обеспечения и тому подобное. Продавцы делают вид, что отправляют устройство в другую страну, но на самом деле это не так, они просто поднимают цену.

Закрытый характер iOS не позволяет использовать все возможности того же iPhone, а в App Store нет программного обеспечения от иранских разработчиков. Локальные сервисы, другие приложения работают только в веб-версии, у вас есть несколько «магазинов», предлагающих свои собственные услуги.

Официально Play Store недоступен в Иране, вы не можете использовать смартфоны Android с сервисами Google. На бумаге это выглядит так, но в действительности все обстоит несколько иначе. Существует как минимум три местных магазина приложений для Android (первый из них также предлагает «приложения» для iOS), все они расположены в пределах страны. Самым популярным является Cafebazaar, за ним следуют Myket и Asr24. Последний блокирует доступ из-за рубежа — своего рода обратная санкция.

В Тегеране можно купить все виды смартфонов и получить под заказ любую электронику. На полках не так много разнообразия, поскольку нет смысла хранить широкий ассортимент продукции, так как это может быть дорого для покупателей. Но если вы хотите купить что-то конкретное, вы можете это сделать, даже если цена не радует.

С другой стороны, на массовом рынке существует изобилие Android-смартфонов: дешевые китайские модели, серия A от Samsung для тех, кто ищет устройство получше. Цены на такой массовый продукт вполне рыночные; в соседнем Ираке они примерно такие же. Это еще одно иранское правило: если у вас такой же продукт, как у большинства, вы не платите за него премию. Все, что отклоняется от среднего уровня, уже считается роскошью. А iPhone — это абсолютная роскошь, которую не многие могут себе позволить. Это своего рода скрытое потребление, когда большинство функций смартфона недоступны или стоят так дорого, что их использование обходится непомерно дорого. Для Ирана фраза, описывающая богатство человека, вполне типична: у кого-то есть iPhone с работающими приложениями. Все ясно и понятно. Но они не хвастаются этим, потому что власти закрывают на это глаза, но риторика в отношении западных технологий довольно агрессивна. Суровость слов и предписаний, однако, компенсируется их необязательностью.

За прошедшие годы некогда прогрессивная иранская экономика была сильно ослаблена не только санкциями, но и бесхозяйственностью и откровенной коррупцией при репрессивном правительстве.

Как и за что наказали Иран

Россия занимает первое место по числу санкций в мире

Российская Федерация почти вдвое увеличила число санкций против Ирана Первые санкции, введенные Западом против Ирана, были введены в 1979 году во время Исламской революции. Когда появились слухи о том, что шах Ирана просит политического убежища в США, посольство США в Тегеране подверглось нападению. После захвата власти американские дипломаты были взяты в заложники, а США объявили страну «спонсором мирового терроризма».

США немедленно ввели нефтяное эмбарго, заморозили золотовалютные резервы Ирана и запретили американцам вести бизнес в Иране. В 1980-х годах был введен запрет на предоставление кредитов Ирану.

С тех пор санкции неоднократно пересматривались, иногда ослаблялись, а затем снова ужесточались. В 2012 году Европа отказалась от иранской нефти, которая составляла треть ее экспорта. В то же время страна была отключена от SWIFT.

Как изменилась экономика из-за санкций

До введения санкций иранская экономика была достаточно диверсифицирована, то есть одновременно хорошо развивались различные отрасли и секторы. После введения санкций страна стала сильно зависеть от экспорта.

Экспорт нефти сократился почти в четыре раза. Китай стал главным торговым партнером Ирана, а экспорт, включая сырье, шел в основном в Азию. Экспорт нефти особенно резко упал после краха ядерного соглашения с США. В период с 2018 по 2021 год Иран будет экспортировать в три раза меньше нефти, чем раньше.

В 2015 году Иран достиг ядерного соглашения с группой важных стран, которое ограничивает разработку ядерного оружия, но не запрещает «мирный атом». После заключения соглашения многие санкции были ослаблены.

Однако, хотя Иран выполнил свою часть соглашения, в 2018 году при президенте Трампе США в одностороннем порядке вышли из сделки и ужесточили санкции. Нынешний президент США менее критичен по отношению к Ирану, а переговоры по ядерной сделке вступили в новую фазу. Особенно сейчас, когда США отказались от российской нефти и ищут ей замену.

Официально страна фактически заблокировала доступ к западным технологиям и товарам. Вначале в Иране действительно не хватало всего. Однако страна нашла способы обойти препятствия и обеспечить население продовольствием и медикаментами, а также ввела импортозамещение.

Сегодня внешняя торговля часто ведется через третьи страны. Или через компании, созданные Ираном в других странах. Посредники продают иранскую нефть и покупают импортные товары.

В стране появились практически новые отрасли промышленности: Развивается фармацевтика, нефтехимия и собственная автомобильная промышленность.

Старение авиационного парка остается серьезной проблемой. Иран купил свой последний самолет в 1994 году, поэтому безопасность полетов является проблемой.

Статья по теме:  15 лучших вертикальных пылесосов. Пылесос вертикальный беспроводной отзывы какой лучше.

В целом, экономика растет не так быстро, как это было бы в отсутствие санкций. ВВП значительно снизился с 2012 года.

Таблица с ВВП Ирана за 10 лет под санкциями

За 10 лет после введения самых жестких санкций ВВП Ирана снизился с $7900 до $2300 на человека.

Как санкции повлияли на валюту и инфляцию

Рост курса доллара в период ужесточения санкций с 2010 по 2014 год примерно соответствовал инфляции. Иногда доллар за неделю поднимался на 30%, а затем снова падал. Сейчас мы наблюдаем то же самое в России: резкое падение после очень резкого роста цен.

После 2012 года в Иране существует четыре различных курса доллара: официальный курс, внешнеторговый курс, обменный курс и курс черного рынка. Несмотря на дефицит иностранной валюты в стране, купить иностранную валюту вполне реально, хотя и по невыгодному курсу.

Местные деньги — риал — пострадали от двузначной инфляции еще до отключения страны от SWIFT. В 2000-х годах инфляция колебалась в районе 10-15%. После 2012 года он усилился и временами достигал 30-40% в год. Не переносите эти цифры непосредственно на Россию, так как наша инфляция изначально была ниже.

С 2020 года в Иране будет проведена валютная реформа: Риал будет конвертирован в туман, при этом из номинальной стоимости будет вычтено несколько нулей. В России подобная деноминация была проведена в 1997 году.

Эти и другие усилия по адаптации к новым условиям сделали иранскую экономику более устойчивой, даже если страна не лидирует в регионе по темпам экономического роста (среднегодовой рост ВВП за последнее десятилетие составил всего 0,6%).

Среди простого народа антиамериканских и антиизраильских настроений не чувствуется

Во время протестов в конце 2017 и начале 2018 года демонстранты впервые выступили против власти исламского духовенства («муллы должны вернуться в мечети») и потребовали прекратить военную помощь Сирии, шиитским группировкам в Ливане и палестинцам, которая, по мнению населения, усугубляет и без того сложную экономическую ситуацию в стране.

Ислам де-факто стал простой формальностью, и среди населения нет никаких признаков антиамериканских или антиизраильских настроений, хотя лозунги на этот счет все еще можно услышать повсюду. Молодежь более прозападно настроена и мечтает о «свободном мире».

Очевидно, что они устали от того, что ежедневно слышат по радио и телевидению в последние десятилетия. Более того, иранцы открыто критикуют только что свергнутого президента Ахмадинежада, чья антиамериканская и антиизраильская политика привела к ужесточению санкций, из-за которых невозможно отправлять и получать деньги через банки, а некоторые основные лекарства западного производства находятся в дефиците.

Черную чадру носят или пожилые женщины, или госслужащие

Черную вуаль носят либо пожилые женщины, либо государственные служащие и чиновники.

Черную вуаль носят либо пожилые женщины, либо государственные служащие и чиновники. Прошли те времена, когда стражи исламской революции останавливали женщин на улице «потому что они выглядели неправильно» и отправляли их в полицейский участок за малейшее отклонение от нормы. Современные иранские женщины обычно носят только легкий шарф, который едва прикрывает волосы, а когда они едут за границу, то бросают все экстравагантное в самолете.

Современные иранки как правило ограничиваются легким шарфиком, еле покрывающим волосы, а когда выезжают за пределы страны, то скидывают все лишнее уже в самолете

Современные иранские женщины обычно ограничиваются легким шарфом, который едва прикрывает волосы, а когда они покидают страну, то выбрасывают все лишнее в самолете.

Среди массы одетых в черное женщин и девушек есть немалый процент молодых людей, которые весьма либерально относятся к правилам игры. Они носят шарф на затылке и одеты в узкие джинсы и разноцветные кроссовки. И чисто символическая накидка сверху. Никто не смотрит на них со стороны. И не только: некоторые молодые пары гуляют, обнимаясь, хотя, кто знает, может быть, это муж и жена?

Фактически, хиджаб стал дресс-кодом, который соблюдается только по необходимости. Было забавно наблюдать, как персидская учительница, одетая в кроссовки с тремя белыми полосками, подпрыгивала на столе и болтала ногами, обучая нас основам разговорного языка в непринужденной западной манере.

По сути, чадра превратилась в дресс-код, который соблюдают лишь в силу необходимости

Действительно, хиджаб стал дресс-кодом, который соблюдается только по необходимости.

В условиях жестких санкций в Иране проблема импортозамещения была быстро решена

В 2014 году Россия только что получила первые западные санкции. Рубль упал до 50 рублей за 400, что стало настоящей трагедией для многих. В качестве ответной меры Россия запретила импорт европейских товаров. Немецкий сыр, испанский хамон и польские яблоки исчезли с прилавков, что было воспринято частью населения как конец света.

А каково было тогда в Иране, который впервые попал под санкции в 1950-х годах? В 2012 году эти постоянные ограничения, к которым все уже давно привыкли, были резко ужесточены. Страна была отключена от SWIFT, что очень сильно ударило по банковской системе. Многие люди, с которыми мы говорили в то время, критиковали не Запад, а правительство и Ахмадинежада, который, например, «разрешил» им оплачивать университетское образование своих детей за рубежом. Возникла альтернативная система: необходимые деньги доставлялись через стюардов и пилотов иранских самолетов, летающих за границу. Некоторые иранцы были недовольны тем, что теперь невозможно заказать в западных интернет-магазинах потребительские товары и лекарства, которые и так были в дефиците.

Надо сказать, что Иран всегда был очень продвинут в области информационных технологий. В 1992 году она стала второй страной на Ближнем Востоке, подключенной к Интернету. Но эта свобода была недолгой. На фоне войны под руководством Запада почти все основные социальные сети, новости и СМИ были закрыты. В том числе и русские. Пострадали наши сайты «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также Facebook, Twitter, YouTube и Skype. Интернет стал восприниматься как «узел дьявола», как мужской галстук в начале исламской революции.

Более того, роуминг не работал со всеми ведущими российскими компаниями мобильной связи, кроме Мегафона. Однако некоторым «лидерам мнений», особо приближенным к правительству, политикам, деятелям культуры и писателям можно было бы дать специальное разрешение на доступ к социальным сетям, чтобы страна не казалась совершенно дикой.

В 2014-2015 годах, когда мы были в Иране, единственным способом доступа к социальным сетям был Tor. Все варианты VPN, включая платные VPN, были строго заблокированы. Однако это не остановило иранскую молодежь, которую запреты воодушевили. Почти у каждого был свой аккаунт в Facebook, который они активно поддерживали и поддерживают. И что удивительно, Telegram уже работал в Иране без ограничений.

Но в целом было видно, что люди не страдают интернет-зависимостью, молодежь активно общается, гуляет в парках, посещает музеи и исторические места. И никто не тянулся к смартфону, чтобы сделать селфи или обновить свою ленту Instagram.

На взгляд стороннего человека никакого кризиса в Иране не чувствовалось

На взгляд стороннего наблюдателя, в Иране не было никакого кризиса

С точки зрения стороннего наблюдателя, в Иране не было никакого кризиса. Магазины были полны товаров, Тегеран задыхался в суматошном движении, хуже, чем Москва. Сами иранцы жаловались на рост цен, но даже по казанским меркам они были вполне демократичными. Здесь нет антизападных шествий, везде продаются кока-кола и сникерсы, есть несколько магазинов Adidas и Nike. Правда, тут и там висели антиамериканские баннеры, высмеивающие дядю Сэма, но никто не обращал на них внимания.

США время от времени открывают заслонки

Прошло 10 лет с тех пор, как Иран подвергся самым жестким санкциям. И когда в 2016 году в результате ядерной сделки Запад ослабил некоторые ограничительные экономические меры, включая активацию SWIFT, это стало большим национальным праздником. Но в ноябре 2018 года администрация Дональда Трампа восстановила его. А через год, в сентябре 2019 года, он ввел новые санкции против Центрального банка Ирана. Все вернулось на круги своя.

За прошедшие годы Иран научился успешно обходить все санкции. Страна закупает определенные товары через третьи страны; любой, кому нужен iPhone, без проблем найдет его. Преимущество страны в том, что ее границы открыты и нет ограничений на выезд. Все товары можно купить и перевезти в соседнюю Турцию или Эмираты. Международные платежи снова обрабатываются через карты и счета дружественных стран (до недавнего времени и России), так что эта проблема практически решена.

Время от времени США открывают шлюзы и «в порядке исключения» начинают поставлять Ирану программное обеспечение, компьютерные игры, лекарства и другие товары в обмен на черную икру, персидские ковры и арахис. Китай начал поставлять в Иран аналоги западных лекарств.

Действительно, западные санкции стали для Ирана обыденностью, препятствием в жизни, но которое можно обойти, если страна того пожелает. Как говорится, проблема, которую можно решить с помощью денег, — это не проблема, это расходы. Но большинство иранцев явно хотят нормальной и мирной жизни, чтобы они могли без ухищрений пользоваться «благами цивилизации», хотя все необходимое, как уже говорилось выше, производится в Иране за счет собственных ресурсов.

Владимир Сажин. Запад. Существует большая иранская диаспора в Нидерландах, Швеции, Германии и других странах Западной Европы.

Жизнь простых иранцев

Все это отражается в повседневной жизни иранцев.

Типичная средняя зарплата в Иране составляет 450 долларов. Женщинам платят значительно меньше, чем мужчинам. А средняя ежемесячная стоимость жизни (без учета стоимости жилья!) составляет $428 (для одинокого человека) или $1 560 (для семьи с двумя детьми).

В январе арендная плата в Тегеране выросла на 54% по сравнению с прошлым годом. А в целом цены на недвижимость в Иране выросли в семь раз с 2018 года, сообщает китайское информационное агентство Синьхуа со ссылкой на экспертов.

Многие люди не могут позволить себе отремонтировать машину, купить новую одежду или чашку кофе.

Различные СМИ цитируют самих иранцев.

Владелец кафе в Тегеране сказал в феврале: «Менее чем за месяц цены на кофе выросли в пять раз; постоянные клиенты раньше покупали чашку кофе каждый день, а теперь только раз в три дня.

«С тех пор как они перестали приходить регулярно, я не могу позволить себе новую одежду и вынужден носить одни и те же брюки в течение года. И это только одежда, я вообще не говорю о жилье», — сказала она.

«Каждый магазин поднимает свои цены, и наша покупательная способность теперь равна нулю, нулю, абсолютно нулю», — говорит жительница города Захедан на юго-востоке страны.

Сбережения, накопленные годами, обесцениваются.

«Когда я был молод, я много работал, чтобы накопить денег и подать заявку на ипотечный кредит. Но в итоге цены на недвижимость выросли настолько, что вы уже не можете позволить себе то, на что рассчитывали за те же деньги. Люди не знают, что делать. Все недовольны, но никто не жалуется. Они просто жалуются на цены», — говорит пожилой иранец.

Большинство простых иранцев не могут позволить себе жизненно важные лекарства.

Статья по теме:  Пропал человек в москве что делать. Пропал человек в москве что делать.

Они либо недоступны, либо возмутительно дороги. Это стало причиной большинства личных «санкционных историй», которыми иранцы делились в социальных сетях в 2020 году под хэштегом #SanctionsStory.

В Иране уже давно существуют собственные платежные системы вместо Visa и MasterCard, собственный интернет, собственные AppStore и Google Play, а также клоны западных приложений. Но все это, конечно же, контролируется и цензурируется государством.

Как власти ведут себя с народом

Санкционированное государство ужесточило свою хватку.

30 мая 2019 года العربية

«Странные люди, у которых практически нет серьезного административного опыта, крепко держат в руках все — от экономики до культуры», — писал иранский журналист под псевдонимом Пешеход в журнале Vox в 2015 году.

Санкции только укрепили государственный аппарат, поскольку лазейки для бизнеса и выживания связаны с властными структурами.

Это вновь открыло пропасть между «простыми людьми», которые иногда даже продают почку, чтобы прокормить свою семью в тяжелые времена, и «элитой», которая ездит на «Мазерати» и смывает туалеты минеральной водой Perrier.

В социальных сетях золотая молодежь Тегерана, безусловно, поддерживает власти, потому что их семьи входят в круги вокруг них.

«В четверг вечером (в мусульманской традиции пятница — день отдыха) богатые молодые люди собираются на частные вечеринки, где льется вино и что-нибудь покрепче. Так они и живут», — говорит журналист КП Эдуард Чесноков, побывавший в Иране.

Власти не сдерживаются, когда люди выражают свое недовольство. Протесты подавляются самым жестоким образом. Более того, во время беспорядков 2019 года государство просто отключило интернет в значительной части Ирана, нанеся и без того слабой экономике ущерб в сотни миллионов долларов.

Бюджет Ирана на 2022 год ясно показывает, где лежат приоритеты правительства — по данным Arab News, безопасность, оружие и пропаганда являются самыми большими статьями расходов.

Президент Хасан Роухани обращается к толпе во время церемонии празднования 40-й годовщины Исламской революции на площади Азади в Тегеране (ФОТО: RAMIN MOSTAGHIM, MELISSA ETEHAD / latimes.com)

Основным экономическим партнером Ирана в международной торговле является Китай, который поставляет на иранский рынок потребительские товары. Российские компании, такие как Аэрофлот, Росатом и Газпром, также имеют экономические связи с Исламской Республикой.

Ты помнишь, как все начиналось

Владимир Игоревич, почему были введены санкции против Ирана?

Владимир Сажин: США ввели первые санкции вскоре после победы исламской революции в Иране в феврале 1979 года, когда 4 ноября группа молодых людей ворвалась в посольство страны в Тегеране и удерживала дипломатов в заложниках в течение 444 дней. Американцы заморозили счета шахских фондов, компаний и предприятий, национализированных новым исламским режимом. Сегодня эта сумма, включая начисленные проценты, составляет $100 млрд.

Личное имущество иранцев, включенных в санкционные списки, также было «конфисковано». Обращался ли Иран в международные суды по этому вопросу?

Владимир Сажин: Напрасно. Санкции были только расширены: за нарушения прав человека, за поддержку террористических организаций на Ближнем Востоке, но прежде всего за ядерную программу Ирана. К ним присоединились страны Западной Европы. Более того, санкции были введены волнами. Наиболее сильными они были в 2011-2016 гг. и до сих пор в 2018 г. Иран был отключен от SWIFT, был запрещен экспорт нефти и введено множество других мер. Результат: рост безработицы, инфляция, девальвация риала.

Но ослабил ли Запад свою хватку в 2016 году?

Владимир Сажин: Да, после так называемой «ядерной сделки» санкции были сняты. Экономика набирает обороты. В конце концов, Иран является узлом торговых путей, он имеет выход к Каспийскому морю и к Индийскому океану через Персидский залив. Страна обладает ресурсами, квалифицированной рабочей силой, большими запасами углеводородов и высокой долей образованных людей. И крупнейшие компании мира буквально выстраиваются в очередь, чтобы вернуться. В то время я был в Тегеране: невозможно было снять номер в гостинице! Даже обшарпанные гостиницы были полны деловых людей со всего мира.

Но потом пришел Трамп.

Владимир Сажин: И он ввел еще более жесткие санкции. Это был второй удар по иранской экономике, после которого ВВП ежегодно падает на 4-8%. По иранским оценкам, ущерб уже составляет 1 триллион долларов.

Как же они тогда живут? Как насчет Интернета, например?

Владимир Сажин: Интернетом пользуются 70 % иранцев. Многие глобальные социальные сети, такие как YouTube, Booking и Facebook (платформа, принадлежащая экстремистской организации Meta, запрещенной в России), заблокированы. Aparat и Cloob заменили YouTube и Facebook (платформа, принадлежащая экстремистской организации «Мета», которая запрещена в Российской Федерации), и их можно загрузить с сайта Cafe Bazaar. Конечно, все это лишь пародии на оригиналы. Среди мессенджеров Telegram является самым распространенным.

Существует ли цензура?

Владимир Сажин: Конечно, правительство пытается вводить запреты, чтобы уменьшить влияние Запада. Но иранцы обходят их, и довольно ловко. Почти все используют VPN.

Есть ли западные бренды на полках магазинов в Иране?

Владимир Сажин: Официально не существует подлинных брендов из США, Европы или Японии. Но их копии из Китая доступны.

Можно ли купить новый iPhone?

Владимир Сажин: Можно купить любой телефон. Вы можете купить любой телефон. iPhone похож на настоящий iPhone. Но если вы заплатите немного больше, то сможете заказать настоящий из Эмиратов. И он будет готов к использованию в Иране: его снова откроют.

А если я хочу, например, банку «Пепси» или «Биг Мак»?

В погоне за счастьем

Выезжают ли люди из Ирана за границу?

Владимир Сажин: Иран занимает первое место среди развивающихся стран по утечке мозгов. По неофициальным данным, ежегодно из страны эмигрируют 150-180 тысяч квалифицированных специалистов и образованных людей.

И куда они идут?

Владимир Сажин. Запад. Существует большая иранская диаспора в Нидерландах, Швеции, Германии и других странах Западной Европы.

Можно ли свободно выезжать за границу?

Владимир Сажин. Если у вас есть деньги. Кстати, Тбилиси и Ереван раньше были очень популярными направлениями (4-дневная поездка в Армению стоит $200). Богатые люди предпочитают отдыхать в Европе или на мировых курортах.

Как Иран выживет без SWIFT?

Владимир Сажин: С трудностями. Ежегодно на уклонение от санкций, в том числе в банковской системе, тратится до 25 миллиардов долларов. Например, платежи осуществляются через цепочку из 10-15 банков в разных странах, но деньги снимаются с каждой транзакции. Известны случаи, когда нефтяные деньги поступают в страну наличными, то есть миллиарды долларов переводятся «в чемоданах».

С момента введения эмбарго Иран не прекращал экспорт нефти. Где он продается и как?

Владимир Сажин: Они продают его в основном в Китай и Индию, но с большой скидкой. Это все равно выгодно, их склады переполнены, десятки танкеров лежат без дела и служат для хранения нефти. Для нефти просто нет места. Но остановить добычу невозможно, потому что реабилитировать заброшенные скважины очень сложно, а зачастую и невозможно.

А как насчет инфляции? А как насчет безработицы?

Владимир Сажин: Риал (национальная валюта — ред.) был сильно девальвирован. Существует дефицит иностранной валюты и ликвидных активов. Недавно правительство отменило или значительно сократило субсидии на некоторые продукты питания и бензин. В результате цены взлетели до 300 % на некоторые товары. Инфляция составляет более 40%. Уровень безработицы официально составляет 11-12 %, а среди молодежи достигает 25 %.

Можно ли свободно обменивать риал на доллары и евро?

Владимир Сажин: В Иране существует четыре курса обмена риала: официальный курс, курс для покупки важных товаров за рубежом, курс для трейдеров и курс черного рынка. Интересно, что курс черного рынка и обменный курс немного отличаются. Официальный обменный курс уже давно составляет 40-43 тысячи риалов за доллар, но это далеко от курса обмена и курса черного рынка, который из-за санкций «Трампа» рухнул до 250-260 тысяч риалов за доллар и сейчас достиг 320 тысяч риалов за доллар.

Каковы санкции за обмен денег на черном рынке?

Владимир Сажин: Практически нет. Биржи регистрируют ежечасные изменения неофициального обменного курса, о которых их информируют банки. Кроме того, всем известны места в городах, где собираются торговцы черного рынка и ведут свой неофициальный валютный бизнес. Но обычно полиция не сильно беспокоит их, если только это не в их собственных интересах.

Могут ли иранцы расплачиваться картами за границей?

Владимир Сажин: Их национальные карты там не работают. Карты Visa и MasterCard в Иране не принимаются. Так же как и UnionPay — Китай следит за санкциями отчасти потому, что он является крупнейшим торговым партнером США и ЕС. Сейчас появились сообщения о договоренности об объединении российской платежной системы «Мир» и иранской платежной системы «Шетаб», что позволит использовать банковские карты в обеих странах. Но пока это только планы.

В жизни всегда есть место отдыху

Но из Турции сообщают, что туристы из Ирана теперь занимают лидирующие позиции, превосходя наши собственные. Но если у вас не хватает денег на молоко и хлеб, вы же обычно не едете на зарубежные курорты?

Владимир Сажин: Предположим, что половина из 86 миллионов жителей Ирана живут бедно или за чертой бедности — по крайней мере, так утверждают эксперты ООН. Но остальные могут позволить себе многое. Если вы находитесь к северу от Тегерана, вы можете задуматься, тот ли это Иран. Здесь есть роскошные дворцовые виллы, рядом с которыми припаркованы иномарки последних марок.

Я читал, что Иран закупает автомобили и обещает их экспортировать. Как им это удается?

Владимир Сажин: Автомобильная промышленность является третьей по значимости отраслью в стране после нефтегазовой промышленности и вносит 10 % в ВВП. Начало автомобильной промышленности относится к временам правления шаха. В свое время Иран создал совместные предприятия с гигантами мировой автомобильной промышленности, в частности с французскими компаниями Peugeot, Renault и Citroen. После введения санкций иностранные компании ушли, но база и инфраструктура остались. Две крупнейшие автомобильные компании, Iran Khodro (IKCO) и Saipa, производят основную продукцию и компоненты, используя старые французские технологии и выполняя независимые конструкторские работы. До санкций 2018 года ежегодно продавалось 1,3 млн автомобилей. Затем произошел спад до 700-800 тыс. Сейчас цель снова превысить 1 млн. автомобилей в год. Самыми продаваемыми автомобилями являются Hodro-Samand, Peugeot-Pars и Peugeot-206. Цены трудно определить, так как они растут ежедневно, но, например, новый иранский автомобиль IKCO Tara, созданный на базе Peugeot-301, стоит 1,1 миллиона рублей для экспорта в Российскую Федерацию.

А на чем сегодня летают иранцы?

Владимир Сажин: Санкции привели к тому, что авиакомпании страны оказались одними из самых небезопасных в мире — со старыми самолетами и отсутствием запчастей. Когда в 2015 году санкции были ослаблены, Иран сразу же подписал контракты с Boeing на 80 самолетов, с Airbus на 118 самолетов и с ATR еще на 40 самолетов. Но в 2018 году эти сделки прекратились, и возрождение иранской авиационной промышленности застопорилось. Только три самолета Airbus и 20 ближнемагистральных самолетов ATR 72-600 были поставлены в Иран со дня вступления в силу соглашений до решения Трампа отменить «ядерную сделку».

Статья по теме:  Что такое Метавселенная: как туда попасть, как можно инвестировать или заработать, все что нужно об этом знать. Как заработать на метавселенной.

А как изменилась жизнь в Иране в целом за эти 43 года?

Владимир Сажин: Многие из нынешних пенсионеров, живших при шахе, когда Тегеран был Парижем Востока, вспоминают те времена с ностальгией. Последствия санкций очень печальны. Потенциально передовая во многих отношениях страна была отброшена на десятилетия назад. Да, Иран не превратился в «плановую экономику», но он остался рыночной экономикой. Кроме того, страна привыкла к жизни в условиях санкций, и даже если они будут ужесточены, иранцы не будут голодать и есть траву, как в Корейской Народно-Демократической Республике. Но прогрессивное развитие страны, ее огромный потенциал не будут реализованы. Более того, дальнейшее снижение уровня жизни может стать причиной не только экономических, но и политических протестов. Мы уже являемся свидетелями этого.

Существует мнение, что Иран, который полвека живет под санкциями, — это наше будущее. Что вы думаете о таких обвинениях?

Владимир Сажин. В отличие от Ирана, Россия более интегрирована в глобальную экономическую систему, и выход из нее будет более болезненным. Но экономическая мощь России несопоставима с иранской, поэтому ее способность противостоять негативным последствиям санкций гораздо выше.

Экспорт нефти сократился почти в четыре раза. Китай стал главным торговым партнером Ирана, а экспорт, включая сырье, шел в основном в Азию. Экспорт нефти особенно резко упал после краха ядерного соглашения с США. В период с 2018 по 2021 год Иран будет экспортировать в три раза меньше нефти, чем раньше.

Сорок лет одиночества

Спустя почти полвека Исламская Республика Иран больше не является самым важным прозападным светским государством на Арабском Востоке. Экономический спад, дефицит и высокие расходы на оборону не совсем положительно сказались на благосостоянии граждан и экономическом росте страны.

Проблемы иранцев начались сразу после свержения монархии и захвата власти радикальным духовенством в 1979 г. В течение многих лет до этого Иран был союзником США и европейских стран, и в 1970-х годах это сотрудничество дало видимые результаты. В страну хлынули иностранные инвестиции, а также развитие частного сектора, технологий и науки. Страна с традиционным укладом жизни была преобразована в современное светское государство.

Процесс модернизации, начатый шахом Мохаммадом Реза Пехлеви в 1963 году, был назван «белой революцией». Благодаря доходам от экспорта нефти в стране началась индустриализация и строительство высокоразвитой инфраструктуры, вооружение армии и создание новых производств. Большие города все меньше напоминали европейские города с банками, казино, кинотеатрами и ночными клубами.

Также имели место социальные волнения. Были расширены гражданские права, женщинам разрешили голосовать на выборах, была полностью ликвидирована неграмотность, доходы выросли, а уровень смертности снизился.

Но проамериканский режим шаха Резы Пехлеви не смог преодолеть свои внутренние противоречия. Такое быстрое и радикальное изменение образа жизни не понравилось консервативным и очень религиозным слоям общества. Светские реформы и развитие промышленности сопровождались нищетой сельского населения, подавлением оппозиционного духовенства, хищениями и некомпетентностью властей в социальной сфере.

После захвата власти радикальной оппозицией страна радикально изменилась. Их лидер Рухолла Хомейни, который в 1950-х годах уже был аятоллой (почетный титул для высокопоставленных шиитских священнослужителей), объявил о переходе к исламской демократии и преобразовании общества в соответствии с законами шариата. Он заявил, что главной причиной безнравственности и культурного упадка является «великий сатана» — Соединенные Штаты Америки. Центральной идеей нового режима было противостояние западным ценностям и борьба с американским империализмом.

Вашингтон не принял эту ситуацию. Американцы помогли шаху выехать за границу и спасти свое богатство, которое было приобретено в основном за счет коррупции. Новые иранские власти отреагировали немедленно: 4 ноября 1979 года сторонники революции заняли американское посольство в Тегеране и взяли в заложники 66 человек. Это событие вызвало первые санкции, за которыми последовал ряд ограничений.

В середине 1980-х годов, когда Иран был объявлен спонсором терроризма, санкционное давление вновь усилилось.

Это произошло после того, как руководство страны начало финансировать исламские политические движения по всему Ближнему Востоку. Некоторые из них были вовлечены в террористические атаки. США сильнее всего ударили по сырьевому сектору — основному источнику доходов Ирана. Полное эмбарго не позволяет Ирану продавать нефть за границу, лишая страну твердой валюты, необходимой для импорта технологий и жизненно важных ресурсов.

В 2004 году появилась новая причина для санкций. Инспекторы Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) посетили исследовательский центр по обогащению ядерного топлива в городе Натанз и в ходе инспекции обнаружили следы оружейного урана. Иран был немедленно обвинен в тайной разработке ядерного оружия.

Экономика сопротивления

Санкции против Ирана действуют уже 40 лет. В определенные периоды истории они усиливались, а в другие — ослабевали. Однако руководство страны осознавало шаткость положения и постоянно пыталось использовать экономическую ситуацию в своих интересах.

В последние десятилетия Иран разработал целую систему для преодоления блокады. В 2010 году аятолла Хаменеи объявил о переходе страны к «экономике сопротивления», чтобы превратить санкции в новые возможности.

Во-первых, сырьевой сектор был диверсифицирован. Зависимость от экспорта энергоносителей была снижена за счет расширения нефтеперерабатывающих заводов и развития нефтехимической промышленности. Полиэтилен, пластмассы, метанол, пропан и другие нефтехимические продукты составляли 45 % от общего объема промышленного производства Ирана в начале 2015 года. На их долю пришлось около 36 % от общего объема ненефтяного экспорта.

Ирану также удалось обойти ограничения путем установления неформальных экономических отношений с иностранными партнерами. Китай, Индия, Россия, Турция и Южная Корея заняли место США и ЕС во внешней торговле. Турция смогла частично заменить европейские химикаты, синтетические волокна, текстиль, станки и машины. КНР стала крупным импортером иранских энергоресурсов и поставщиком компьютеров, смартфонов и чипов.

Однако, чтобы добиться этого, правительству пришлось пойти на некоторые уловки и уступки: После отказа от доллара ей пришлось начать вести расчеты с иностранными партнерами в их национальных валютах, золоте или по бартеру, создать целую сеть виртуальных компаний, продавать нефть и ее производные под видом оманской, малайзийской, венесуэльской или иракской нефти с большими скидками, подделывать патенты и торговые лицензии.

Серый импорт позволил стране частично восстановить свою строительную, машиностроительную и автомобильную промышленность. На местном автомобильном рынке доминируют национальные компании Saipa и Iran Khodro. Последняя является крупнейшим производителем автомобилей на всем Ближнем Востоке. Основными импортерами являются Азербайджан, Китай, Объединенные Арабские Эмираты и Египет. Некоторое время Peugeot 405, переименованный иранскими производителями в Iran Khodro Samand, даже продавался в России. Конечно, иранские автомобили уступают иностранным конкурентам, и компании выпускают устаревшие модели, но они удовлетворяют большую часть внутреннего спроса.

Технологические санкции, а также блокировка многих сервисов в республике освободили нишу для национальных разработчиков. В Иране появились местные копии многих популярных западных сервисов. Вместо YouTube — Aparat, вместо Facebook — Cloob, вместо eBay — Esam. В то же время, как и в России, одним из самых популярных мессенджеров остается Telegram. Иранские власти пытались заблокировать приложение, но безуспешно: из-за политической и религиозной цензуры граждане не были готовы отказаться от своей анонимности.

Однако Николай Кожанов, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, отмечает, что санкции в любом случае нарушают гармонию экономического развития. Он подчеркивает, что все положительные изменения и замены были достигнуты за счет значительных расходов, которые могли бы быть использованы для улучшения социально-экономических показателей без ограничений.

Санкции — это обоюдоострый меч: они наносят вред, но и создают возможности, однако они всегда являются неестественным условием для экономического роста.

В тени успехов

Каким бы позитивным ни был опыт Ирана в экономической «петле», руководство страны не смогло полностью компенсировать воздействие санкций. Одной из главных проблем Ирана с 1979 года является низкий уровень доходов населения.

Подобные проблемы существовали и при предыдущем правительстве (особенно в сельской местности), но теперь, когда экспорт ограничен, недостаточный доход приводит к снижению внутреннего спроса, что влияет на темпы роста малых и средних предприятий. Единственный выход — это финансирование правительством программ поддержки для удовлетворения потребностей населения. Например, власти субсидируют стоимость воды, бензина и овощей для граждан.

Еще одна острая проблема: из-за санкций в Иране не хватает жизненно важных лекарств. Больше всего страдают иранцы с редкими заболеваниями, требующими специального лечения.

И хотя Соединенные Штаты сделали исключение для гуманитарного импорта и разрешили свободный ввоз медицинских товаров, западные компании просто отказываются сами поставлять гуманитарные товары в Иран.

Все дело в страхе иностранных компаний попасть под вторичные санкции и судебные иски. Объявленная администрацией Трампа экономическая война против руководства Ирана привела к тому, что экспорт фармацевтической продукции из США сократился с 26 млн долларов до 8 млн долларов в год. Поставки европейских фармацевтических препаратов также сократились.

Из-за этого иранские импортеры были вынуждены покупать доступные по цене аналоги в других странах. Но затем, в рамках политики самообеспечения, Иран стал мировым лидером по производству непатентованных лекарств, восполнив дефицит и значительно снизив стоимость медицинского обслуживания.

По словам Акбара Барандеги, генерального директора Управления по контролю за продуктами питания и лекарствами Ирана (FDA), почти 97% основных фармацевтических ингредиентов производятся 100 частными иранскими компаниями. Только 3% лекарств — обычно жизненно важных — закупается у иностранных компаний.

В сегодняшней иранской действительности дешевые социальные товары и субсидии являются средством смягчения некоторой внутренней напряженности. Но, к сожалению, о государстве всеобщего благосостояния, где население получает все необходимое или многое из этого, говорить не приходится.

Однако высокие социальные расходы замедляют экономический рост и ускоряют инфляцию. Опасаясь протестов, власти вынуждены время от времени запускать печатные станки.

И западные страны хорошо осведомлены об этой причинно-следственной связи. Сдерживание геополитического соперника путем поддержания внутренней нестабильности всегда считалось на Западе эффективным методом. Тем не менее, это не помогло существенно изменить курс внешней политики Ирана.

После выхода США из ядерного соглашения Иран не только не прекратил разработку ядерного оружия, но и открыто заявил, что готов применить его в случае нарушения суверенитета Исламской Республики. Можно ли считать такой исход успешным? Вряд ли. Ведь угрозы превратить «империалистов» и «сионистов» в радиоактивный пепел с каждым годом становятся все громче и реальнее.

Оцените статью
ОСЦИЛОГРАФ